Category: энергетика

Category was added automatically. Read all entries about "энергетика".

Транзитные войны 2013: Часть 3 - США против Китая. Малаккский пролив


Продолжаем тему ключевых для Китая проливов с позиции возможности их контроля США.

Самый загруженный в мире пролив и второй после Ормузского по объёмам нефтеперевозок (около 25% мировых морских перевозок).

Место, где Китай прилагает наибольшие усилия, чтобы вырваться из "узких тисков" правил, ограничений и потенциально неблагоприятных обстоятельств на  простор реально свободного торгового судоходства...
1. Малаккский пролив
Collapse )

Иран - Пакистан - Ирак против США: Дело "труба"



В конце января Исламабад в отношениях с Вашингтоном проявил граничащую с отчаянием, но вынужденную твердость и, проигнорировав многочисленные намеки и прямые предостережения США, одобрил проект газопровода "Пакистан-Иран".

"Министр Информации Пакистана Камар Заман Каира сообщил, что федеральный кабинет дал окончательное одобрение проекту газопровода Пакистан-Иран, передает Pakistani Nation daily news.

Согласно брифингу СМИ после заседания правительства в среду, Министр Информации сообщил, что федеральный кабинет, проведший встречу с премьер-министром Раджа Первез Ашрафом, также учредил комитет из четырех человек при министре финансов для мониторинга работ по проекту газопровода Иран-Пакистан.

Министр сообщил, что работы по конструкции пакистанской части газопровода начнутся в скором времени, в целом, цена работ будет составлять 1,5 млрд. долларов. Он отметил, что работы продолжаются и по проекту газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия.

Согласно газовому договору между Ираном и Пакистаном, Иран экспортирует 7,8 млрд. кубометров газа в Пакистан в 2015 году.

Как сообщила газета Pakistan Today 30-го января, Иран согласился предоставить данному проекту льготный кредит 500 млн. дол. со сроком погашения 20 лет. Правительство Пакистана заверило, что деньги будут потрачены на завершение проекта. Однако, согласно иранским источникам, иранская компания возьмет на себя прокладку трубопровода даже в области Пакистана.

Старший советник верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти встретился с президентом Пакистана Али Зардари в среду, как сообщает ISNA news Agency.

Заместитель министра нефти Джавад Оуджи сказал, что 700 км газопровода будет построено на пакистанской территории, и 300 км - на иранской, как сообщает 30-го января Mehr News Agency."


Итак, принятый Пакистаном от Ирана  жребий, а вернее прямой вызов Вашингтону, брошен.

Но не только Исламабад с подачи Ирана бросает вызов геополитическим планам США в Азии...

Collapse )

Британия - США: Преддверие схватки за Каракумы

Маски будут отброшены, дипломатические чернильницы и перья до поры отставлены на дальние полки, протерта пыль с коробки дуэльных пистолетов и проверено оружие. Время совместных улыбок и объятий для прессы окончено. «Надменные Джентльмены» вынуждены выяснить отношения с «Самоуверенными Янки» за влияние в Азии и на Ближнем Востоке. Встреча по готовности – в песках Каракумов.
Collapse )

Иранский газ, который может "взорвать" Азию

Газ Иран_Пакистан
Последний год мировые СМИ практически единогласно пророчат «большую войну» на Ближнем Востоке, эпицентром которой «неминуемо» станет Иран, расходясь лишь в сроках, когда конкретно США или их союзники нанесут военный удар по «непокорному» Тегерану. Соглашусь с журналистами в одном – Северная Африка, Ближний Восток и Центральная Азия, не без содействия США, сегодня серьезно раскалены от Ливии и Египта до Афганистана и Пакистана. Но является ли это обязательным и необоримым поводом для начала «большой войны» в Иране или соседних странах? Считаю, что нет. Причина проста, конфликтные зоны от Ливии до Пакистана созданы США и в большей или меньшей степени ими контролируются. Все страны региона, хотят они того или нет, являются объектами азиатской геополитики Вашингтона, в том числе и Иран, который не столько окончательная цель для США, сколько важный геополитический инструмент, предназначенный уравновешивать возрастающее влияние в регионе суннитского фундаментализма. И пока Вашингтон в состоянии контролировать применение этого «инструмента», нет смысла преждевременно его разрушать. Ведь если вдуматься, то ни «ядерная программа» Тегерана, ни угрозы перекрытия Ормузского пролива, ни выпады иранских лидеров в адрес Израиля, ни поддержка Ираном Сирии не являются неразрешимыми вызовами для ближневосточной политики Вашингтона. Косвенное подтверждение тому – официальные высказывания США по обозначенным проблемам. Они хотя и достаточно жёсткие по тону, но не категоричные. Однако следует заметить, что такая ситуация будет сохраняться лишь до тех пор, пока Вашингтон в состоянии влиять на социальную ситуацию и экономику Ирана через международные финансово-банковские санкции, а также эмбарго танкерных перевозок нефти.
Что же сегодня происходит в крайне напряженных ирано-американских отношениях? Тегеран, осознавая свои слабости, пытается вырваться из «экономических тисков» Запада, а США этому достаточно эффективно препятствует. Но есть ли шансы у Тегерана преодолеть экономический пресс Вашингтона? Да, и ответ сокрыт в иранских недрах – вторые в мире по величине разведанные запасы природного газа – 29,6 трл.м3.Collapse )

Об «Иранском Атоме» и специалистах

Работа инспекции МАГАТЭ по ядерной программе Ирана все больше обретает схожесть с работой миссии ЛАГ в Сирии. Западу крайне необходим максимальный «негатив». Но специалист тем и отличается от «шоумена», что дорожит своей заработанной годами честной работы репутацией, чтобы разом не утерять ее за «нужные заказчику», но непрофессиональные и неправдивые выводы.

Ситуация вокруг инспекции МАГАТЭ по Ирану все больше напоминает ситуацию, когда недавний глава миссии ЛАГ в Сирии командир первой пехотной дивизией ВС Судана Мохаммед Ахмед Мостафа эд-Даби, явно настоящий офицер и человек чести, не захотел оформлять фальшивый отчет под диктовку катарских и саудовских «ястребов».

Всем известно, что анализ ядерной программы Тегерана возложен на МАГАТЭ. Но попробуйте начать рыть траншею на улице, сколько советчиков сбежится?

Вот одно из категоричных мнений о безапелляционной «атомной воинственности Ирана», не ожидая выводов инспекции МАГАТЭ.

Автор статьи Алексей Арбатов, действительный член Российской академии наук, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН в статье для московского "Военно-промышленный курьера" подводит итоги очередного «круглого стола» Клуба мировой экономики и мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ и Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), состоявшегося 1 февраля.

Ядерная программа Ирана
http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=78542
Главная мысль статьи:

«Война – это не погода, которую можно предсказывать с той или иной степенью вероятности, потому что погода мало зависит от людей, а война полностью зависит от поведения тех людей, которые принимают решения в разных странах и на разных уровнях. Поэтому я сразу начну с вывода или с ответа на основной поставленный вопрос и сформулирую его следующим образом: война в Персидском заливе обязательно будет, если Иран не выполнит пять резолюций Совета Безопасности ООН в ближайшие год, максимум полтора».

Вот так - виновен априори! А слово "презумция" для юриспруденции, а не для научных работников.

Не знаю, является ли автор специалистом в атомной энергетике, но выводы его в указанной сфере не менее категоричны;

«Учитывая то количество атомных станций, которое есть и предвидится у Ирана, развиваемый комплекс топливного цикла может быть объяснен только военными соображениями. Здесь говорили – японская опция. Да, Япония имеет предприятия ядерного топливного цикла, но у нее огромная атомная промышленность – 54 атомных реактора (на третьем месте в мире после США и Франции). Иран ничего такого не имеет и в обозримом будущем не будет иметь. У него есть только одна АЭС в Бушере и два исследовательских реактора. В Эраке строится реактор на тяжелой воде, который использует природный уран (причем нарабатывает повышенное количество плутония, тоже не имеющего мирного предназначения). Для того чтобы экономически оправдать затраты на предприятие по обогащению урана, Ирану нужно построить еще как минимум 10 АЭС, на что ушли бы десятилетия. Развивать ядерный топливный цикл, имея одну АЭС, – это с экономической точки зрения все равно, что строить нефтеперерабатывающий завод для одной бензоколонки. Далее, Иран создает военные баллистические ракеты все большей дальности, которые из-за низкой точности не имеют никакого смысла, если они не будут оснащены ядерными головными частями. Есть много других свидетельств о наличии военной ядерной программы Ирана, и об этом, наверное, здесь скажут».

То, что Иран может реально хотеть иметь 10 атомных блоков, но ему этого просто не дают на волне поднятого вокруг Тегерана ажиотажа, автор даже не предполагает. И странно, что автор "забыл" о многомесячной эпопее задержки поставки первой партии российского топлива для физического пуска АЭС "Бушер". И попытка создания собственного ядерного топлива (процес крайне технологично и ресурсно сложный, с которым, кстати, более технологичная и полностью обеспеченная собственными исходными материалами Украина уже 15 лет не может справиться) шаг для Ирана вынужденный, а не показной. Наложите на это проблемы с покупкой урана и увидите логику действий Тегерана, который не хочет остаться без топлива для своих реакторов из-за очередных санкций. Но автор этого то ли не видит, то ли не хочет видеть...

Понимая позицию и мнение предыдущего автора, передадим слово специалистам МАГАТЭ

Итак, каковы же реальные результаты последнего визита инспекторов МАГАТЭ в Тегеран? Сошлюсь на статью достаточно авторитетного сайта, специализирующегося на проблемах атомно-энергетического комплекса http://www.atominfo.ru

«Основные данные из доклада МАГАТЭ по ядерной программе Ирана»

"Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано подготовил очередной доклад по поводу осуществления гарантий в связи с ДНЯО в Исламской Республике Иран.
Текст доклада разослан во все страны, входящие в состав совета управляющих МАГАТЭ, и в другие заинтересованные государства. Его обсуждение включено в повестку дня мартовской сессии совета под пунктом 5(d).
Полный текст документа останется конфиденциальным до тех пор, пока совет управляющих не примет решения о снятии с него грифа. Электронное издание AtomInfo.Ru публикует основные данные, приведенные в докладе»


Полный текст:
http://www.atominfo.ru/news9/i0963.htm

Приведу лишь проблемные вопросы и заключительную часть:

1) Юкия Амано никак не охарактеризовал объект в Парчине. Иранская сторона настаивает на том, что это военный, но не ядерный объект, и доступ на него инспекторов МАГАТЭ не вытекает из международных обязательств Ирана.

2) Агентство провело верификацию данных по расходу материалов на эксперименты с конверсией, которые выполнялись с 1995 по 2002 годы в иранской лаборатории JHL. Данные, полученные МАГАТЭ, расходятся с иранскими декларациями - различие составляет 19,8 кг по природному урану.


Немного проясню, что значит реально такое количество «не найденного по учетным записям» природного урана. На разделительном заводе FEP в Натанзе из 55683 кг природного UF6 получено 4871 кг низкообогащённого (до 5%) гексафторида урана (выход 8%). Т.е. из 19,8 кг природного урана получится лишь 1,6 кг обогащенного. А при дальнейшем обогащении фторида урана по изотопу U-235 с 5% до 20% - выход составляет около 14%. Т.е. целых 224 грамма 20% урана из «документально не найденных» МАГАТЭ 19,8 кг. По данным инспекторов МАГАТЭ общее количество гексафторида урана с обогащением около 20%, полученного на площадках Натанз и Форду, составляет 105,2 кг.
Но для использования в военных целях необходимо дальнейшее обогащение урана по изотопу U-235 до 90% с выходом также до 14%. При этом, наличие оружейных урана и плутония пусть значимая, но лишь часть этапа создания ядерного оружия.

Заключение статьи
"Агентство подтверждает, что все продекларированные Ираном ядерные материалы и объекты используются в мирных целях. Вместе с тем, Иран не настолько сотрудничает с агентством, чтобы МАГАТЭ могло бы сделать вывод об отсутствии в этой стране тайной ядерной деятельности.

У МАГАТЭ сохраняется серьёзная обеспокоенность в связи с возможными военными направлениями в ядерной программе Ирана. Доступ инспекторам на объект в Парчине не был предоставлен, соглашение по подходу к разъяснению остающихся вопросов не достигнуто".


Кто здесь прав, и что реально тревожно в ядерной программе Ирана решать читателям самостоятельно. Не хочу изображать из себя более компетентного специалиста, нежели инспектор МАГАТЭ или член РАН, не состоя в этих организациях.

Ирак и Сирия. «Ближневосточные Балканы – 2011»

Еще не завершен, намеченный до конца 2001 года, вывод американских войск из Ирака, а страна уже начинает разрываться на автономные клочки.
Вслед за Курдской автономией о намерении провозглашения независимости одна за другой объявляют и другие провинции некогда суверенного Ирака.
1) Начавшиеся в июле 2011 года требования провинции Салахеддин о предоставлении независимости, к концу октября переросли в ультиматум Багдаду. 28 октября Провинциальный совет Салахеддина провозгласил региональную автономию
http://kurdistan.ru/2011/10/28/news-12815_Provincialnyy_sovet.html
А 2 ноября иракские курды поддержали салаххеддинцев
http://kurdistan.ru/2011/10/31/news-12849_Kurdy_podderzhali_sa.html
2) 1 ноября возродились возникшие в мае автономистские устремления наибольшей по площади иракской провинции Анбар
«Анбар намерен объявить автономию вслед за Салахеддином»
http://kurdistan.ru/2011/11/01/news-12863_Anbar_nameren_obyavi.html
3) 2 ноября – провинция Басра
«Басра тоже требует автономии»
http://kurdistan.ru/2011/11/02/news-12886_Basra_tozhe_trebuet.html
4) 3 ноября – провинция Дияла
«Дияла тоже намерена объявить автономию»
http://kurdistan.ru/2011/11/03/news-12906_Diyala_tozhe_nameren.html

Этот парад помыслов о независимости вызвал официальную реакцию только в Багдаде. Остальные страны мира, в т.ч. и ведущие, фактически отмолчались. Либо не желая вмешиваться во внутренние дела Ирака, либо соглашаясь с ситуацией раздела страны на ряд независимых территорий.

Если наложить географию «новых стран» на мировую карту, то их территория занимает основные и наиболее богатые нефтепромыслы Северного Ирака и пути их транзита к Средиземному морю. Collapse )

«ТРАНЗИТНЫЕ ВОЙНЫ» В ЕВРАЗИИ. Что год грядущий нам готовит?

Цель войны – достижение доминирования, которого после распада СССР в 1991 достигли США. Но первенство надо отстаивать и защищать.
На Американском континенте создан относительный паритет в отношениях стран.
Уго Чавес и Кастро «ситуативные герои». Первый, несмотря на резкие высказывания и игры в национализацию промышленности, продолжает стабильно продавать США 85% всей добываемой в Венесуэле нефти. В отношении Кастро, США ждут его смерти, когда власть и харизма вождя перестанут удерживать народ от более близкого ознакомления с «западными материальными благами и культурными ценностями».
Таким образом, угроза лидерству США сконцентрирована в Евразии, где ЕС, Китай и, много меньше, Российская Федерация сохраняют потенциальную способность влиять на доминирующую роль Вашингтона. Первые промышленно-экономическим, а последняя – ресурсным потенциалами.
Военное превосходство США подавляюще. Чтобы его оспорить, у конкурентов недостаточны промышленно-экономическая и научная базы. И именно на этих направлениях разворачиваются превентивные «Финансово-экономические» и «Ресурсные войны». При этом последние ведутся как за контроль над стратегическими месторождениями, так и над путями их доставки основным потребителям. Остановимся на «Транзитных войнах», как менее освещенной в СМИ стороне мирового соперничества. Конкретнее – транзит углеводородных энергоресурсов по сухопутным транспортным коридорам.
На путях океанских и морских перевозок транзитная проблема преимущественно решена. Они под контролем US NAVY – нынешнего «хозяина океанов». Так что, самый большой остров – Евразия.

Общая стратегия.
Основной объект воздействия – ЕС как наиболее сильный и независимый конкурент США. Его уравновешивает Китай, дополнительный важный объект, требующий постоянного контроля. РФ – балансир, которым своей энергоресурсной политикой (в зависимости от расклада сил) в нужный момент усиливает или ослабляет ЕС в противостоянии Китаю.
В силу наличия многочисленных переменных факторов и обстоятельств, тактика Вашингтона в Евразии обязана быть сложной и одновременно гибкой. Гибкость достигается созданием в транзитных коридорах и их близких окрестностях универсальных многопрофильных инструментов. Это сеть подконтрольных Вашингтону стран, национальных или территориальных образований и международных организаций, позволяющих реализовать несколько задач. И эти субъекты уже созданы либо подготовлены.
Итак, «Транзитные войны» на Евразийском континенте и инструменты достижения их задач.

1. ЕВРОСОЮЗ И РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ.
Два соперника и одновременно вынужденных партнера. Соперники на нефтегазовом рынке. РФ выгодна монополизация поставок углеводородов странам ЕС по максимальным ценам, чему и пытается противостоять Европа. Партнеры в противостоянии чрезмерному промышленно-финансовому и геополитическому усилению Китая.
Любая диверсификация поставок энергоресурсов в ЕС усложняет его управляемость Вашингтоном. При этом источники диверсификации имеют азиатскую прописку: Азербайджан, Туркменистан, Иран и, с недавнего времени, Кипр (географически тоже Азия). Какими инструментами этому противостоит США?Collapse )