etoruskiy (etoruskiy) wrote,
etoruskiy
etoruskiy

Россия: Вернуть влияние в Средней Азии, чтобы выстоять

Последний год встревоженные взоры подавляющего большинства российской общественности обращены в сторону Сирии, подразумевая угрозу разрастания Ближневосточного кризиса и распространение радикальных течений ислама на Кавказ и далее в мусульманские регионы российского Поволжья.

Кавказ давняя головная боль уже не одного поколения российских правителей. И он закономерно заслуживает как прошлых, так и грядущих затраченных на него сил и средств, являясь парадными южными воротами к важнейшим стратегическим регионам России: главной хлебной житнице страны в Ставрополье, Краснодаре, на Дону и к важнейшему водному транспортному узлу Волга – Дон – Черное море.

Тем не менее, агрессивная и грубая (не в пример более жесткая, чем аналогичные выпады в сторону Китая) риторика, которую позволяет себе Запад и США в отношении России, цинично прикрываясь позицией Москвы по Сирии, не оставляет сомнений, что Россия была и остается принципиальным врагом само-провозглашенной Рейганом «Империи Добра». При этом, крайне маловероятно, что Запад вступит в прямое военное противостояние с Москвой. Зря что ли спецслужбы США и Британии столько лет тайно организовывали, обучали, финансировали и оснащали исламский фундаментализм?

По этой причине сразу исключу Прибалтику, Украину и Белоруссию из обзора путей "вторжения" в Россию. Прибалтика – максимум очень хороший разведывательный форпост НАТО, а Украина и Белоруссия – достаточно удобные пути переправки в Россию эмиссаров спецслужб и ключевых членов работающих против РФ подрывных организаций.

Главный вопрос, считаю, в другом – а Кавказ ли главное направление грядущего удара Запада по России, и так ли беззащитна Россия со стороны горного хребта?
По моему мнению, как раз наоборот, если РФ по своим тысячекилометровым границам где-то относительно надежно защищена, то это как раз о Кавказе.


1. Военно-географический аспект
Что бы ни говорили о результатах армейских реформ экс-министра Сердюкова и о состоянии нынешней боеготовности Российской Армии, наибольшая плотность боеспособных частей всех родов и видов ВС – на Северо-Кавказском направлении. Добавьте к этому местное казачье население, лояльных горцев и помножьте на географию горных хребтов Кавказа и относительной узости региона между Черным и Каспийским морями.
2. Внутриполитический аспект
Две Чеченские войны не прошли даром не только для армии, но и для всех Северо-Кавказских субъектов Федерации и, прежде всего, для самой Чечни. Деятельность Рамзана Кадырова на посту главы Чеченской Республики – тому лучшее подтверждение. Что бы не говорили критики и недоброжелатели о нем и его отношениях с Кремлем , но Кадыров, пусть даже исходя из личных мотивов, твердо и словом, а если необходимо то и делом, стоит на позиции недопущения распространения ваххабизма и других радикальных течений ислама на территорию мусульманских республик юга России.
3. Внешнеполитический аспект
Задумайтесь о том, что для продвижения радикального ислама на Север, его нужно базировать на подконтрольных союзников. Значит – в Турции и/или Азербайджане, светских мусульманских республиках с достаточно мощными вооруженными силами. Но вряд ли руководство в Анкаре и Баку согласятся даже под сильным давлением Запада и за огромные деньги монархий Залива поставить под угрозу собственную внутриполитическую власть. Тем более, что обеим странам нужно учитывать и негативную реакцию на поддержку салафитов такого мощного соседа как Иран А Азербайджану кроме этого не забывать и об Армении, с которой продолжается вооруженное противостояние вокруг Карабаха. Кроме того, и Турция и Азербайджан важны для Запада и США в качестве региональной опоры и союзников по реализации политических, экономических и транспортных проектов на Кавказе, Каспии и Ближнем Востоке. И, если наличие явной потенциальной угрозы Турции со стороны Курдистана, а Азербайджану со стороны Армении способствуют "послушанию", то любой реальный внутренний, даже относительно управляемый, хаос, как минимум, нежелателен для эффективного выполнения этими странами роли региональной опоры западной политики.
4. Психологический аспект
Последние десятилетия Россия уже привыкла жить в постоянном ожидании потенциального удара с Кавказа. А деятельность НАТО вокруг Грузии и размещения систем ПРО в Турции этому лишь способствует.

Опрометчиво считать врагов России невеждами и глупцами. Даже исходя их перечисленного, Кавказ в качестве направления главного удара проблемный и мало-перспективный. Слишком много шансов того, что вместо "распахнутых ворот" он может стать идеальной мясорубкой для сил и средств агрессоров. Тем не менее, это не умаляет роли Кавказа в качестве вспомогательного направления для маскировки главного удара. Тем более, что Россия, как сказано выше практически на рефлекторном уровне реагирует здесь на малейшие угрозы и действия.
Но где тогда более логично ожидать главного удара от международного исламского радикализма?

Акцентируясь на кавказском регионе, считаю, что Москва незаслуженно и необоснованно оставляет без должного внимания Среднюю Азию. Россия совершенно напрасно забыла, как непросто далось присоединение Средней Азии к Российской Империи, и что именно здесь велась наиболее длительная, затяжная и кровавая борьба за становление советской власти с басмачами.

И наиболее удобными местом главного удара Запада по РФ, считаю, "черный ход" в Средней Азии со стороны границы России и Казахстана. Тем более, что исламский радикализм, укоренившийся в Афганистане, снова уверенно стоит на пороге Узбекистана. Ислам Каримов, по каким-то ему ведомым мотивам, "забыв" об Андижанских событиях  2005 года и роли Запада в них, вновь опрометчиво открыл страну для США и НАТО.
А выход Ташкента из ОДКБ – вовсе тот шаг, который может стать  для Узбекистана фатальным.

Известная формула "Заграница нам поможет (и нас защитит)" в конкретном случае для Узбекистана не сработает.

В подтверждение приведу датированное 22 марта 2012 стратегическое исследование, подготовленное для Военного Колледжа Армии США (U.S. Army War College) полковником Тэдом Банелли (Ted Donelly), предоставленное на днях вниманию публики и проанализированное в статье вашингтонского журналиста Джошуа Кучера Станет ли Ферганская долина «зоной племен» и оплотом терроризма?.

Полковник Донелли мотивированно полагает, что Ферганская долина не только рискует, но после 2014 года (плановая дата вывода войск США из Афганистана) с большой вероятностью станет оплотом террористов, аналогично зоне племен Пакистана.

Но вот какие предложения по результатам доклада он рекомендовал Вашингтону...

Для противодействия укоренению и распространению экстремизма в Ферганской долине, а значит в Средней Азии и в Афганистане, он предложил сфокусировать внимание Вашингтона на взаимодействии в сфере безопасности и борьбы с боевиками с ... соперниками и потенциальными противниками США в регионе – Китаем и Россией!

По мысли Теда Донелли, США должны осуществлять эту стратегию во взаимодействии – по крайней мере, в своей риторике – с Россией и Китаем.

Донелли рассуждает как добросовестный штабной офицер, а не как политик. Поэтому ему простительно не учитывать, что совсем не для спокойствия и безопасности Среднеазиатских государств и их соседей Лондон и Вашингтон при идеологическом содействии "Хизб-ут-Тахрир" вслед за Талибаном и "Аль-Каидой" в Афганистане последовательно вырастили Исламскую партию Туркестана, Жамагат моджахедов Центральной Азии, Исламское движение Узбекистана... Не для того была организована репетиция их выступления в 2005 году в узбекском Андижане. Не для того поддерживается и питается идея создания Великого Туркестана – цель которого вовсе не в безопасности региона, а в создании реальной угрозы территориальной целостности Китая и России.

Но для этого последователям "Хизб-ут-Тахрир" нужно вырваться на оперативный простор за рамки Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана – в Казахстан.

Угроза апологетов Великого Туркестана Китаю освещена достаточно широко. Руководство КНР ее осознает, о чем свидетельствуют и результаты последнего съезда КПК, в которых одним из приоритетных направлений указано повышение социально-экономического потенциала и развитие инфраструктуры западных областей страны. Шаг очень логичный. Счастливые и сытые уйгуры будут меньше думать о реализации национального самоопределения вне КНР.

Потому, остановлюсь более детально на перспективах влияния на Россию потенциальной исламской радикализации Казахстана. 

Предлагаю вниманию рельефную карту границ России.

На ней наглядно видно, насколько ближе, по сравнению с Кавказом, мусульманские области и республики Поволжья к Казахстану. Да и рельеф между Россией и Казахстаном удобнее Кавказских гор, а размеры границ более протяженные.
Можно конечно возразить – не такой уж Казахстан "мальчик для битья", чтобы исламские экстремисты и боевые радикальные группы сделали из него аналог сегодняшней кровоточащей Сирии.

А нужна ли полномасштабная война в Казахстане для внедрения через его территорию активистов, агитаторов и военных специалистов для создания базовых боевых ячеек ваххабитов и салафитов в Поволжье?
Не обязательно.
Думаю, достаточно создания в стране только необходимого уровня нестабильности.

Считаю, что политическая интуиция не подвела президента Назарбаев когда в ноябре 2011 года Астана инициировала завершение работы в Казахстане "Корпуса Мира США". Многим странам давно известно, что далеко не все волонтеры этой американской организации идеалисты. Некоторые из них ведут не только социально-просветительскую деятельность в странах пребывания, а так или иначе выполняют задания в интересах разведывательных органов США. 

Но так ли реальна угроза усиления исламского экстремизма в Казахстане?
Полагаю, что реальна, в связи с чем, приглашаю самостоятельно ознакомиться со статьей автора Ярослава Красиенко "ВЗОРВАНО В КАЗАХСТАНЕ".

Также очень тревожно и то, что сегодня граждане Казахстана все чаще оказываются в числе исламских вооруженных групп уже не только на Северном Кавказе и в Сирии, но даже в Африке.

И самое важное и знаковое, по моему мнению, из свежих событий, касающихся перспектив Средней Азии.
На фоне традиционных связей Казахстана с Турцией по линии ТюркПА, усиления интереса к Астане со стороны США и
ЛАГ, "внезапно" стремительно возрос интерес к стране отдельно со стороны Великобритании.

Кэмерон назвал Казахстан «ценным рынком» для Британии
"Премьер-министр Великобритании назначил депутат парламента Чарльза Хендри торговым представителем в РК, Азербайджане и Туркменистане, пишет Forbes.kz.
Премьер-министр назначил восемь торговых представителей в страны, включающее Мексику, Индонезию, Южную Африку, Марокко, Камбоджу и Казахстан..."


Крайне интересный перечень. Казахстан включен БИ в число стран, находящихся в самых ключевых геополитических точках планеты. При этом, Великобритания вступает в игру именно в тех местах, к которым в последние годы наиболее активно проявляет интерес и ее партнер-конкурент США. Но не будем забывать, что геополитические интересы Лондона и Вашингтона часто не только не совпадают, но и радикально отличаются друг от друга.

"...Дэвид Кэмерон сказал: «В течение последних 2,5 лет я посетил с торговой миссией Африку, Индонезию, страны Персидского залива, Китай, Россию, Мексику, Бразилию, Японию и Малайзию. Я знаю, некоторые говорят, что это не есть реальная внешняя политика. Хуже того - что я «рысачу» по миру. Но я отвечаю им, что это глобальная гонка, в которой, я верю, Британия будет на ведущих позициях. Так что мне не стоит извиняться за то, что я устанавливаю связи с самыми быстрорастущими регионами мира».

Британский премьер также отметил: «Есть очень ценные рынки, которые до сих пор не получили внимания от нашего правительства, которого заслуживают. Это Мексика, Кувейт, Вьетнам, Алжир, Казахстан, Индонезия, Южная Африка и Марокко. И мы должны больше работать над тем, чтобы Британия попала на эти рынки."

Но Казахстан, убежден, подобное внимание БИ должно настораживать, а не радовать. Прежде всего по той причине, что штаб-квартира "Хизб-ут-Тахрир", главного идеолога создания Всемирного Халифата и его части - Великого Туркестана, расположена в Лондоне!

А в заключении еще один важный нюанс.

Программа "Областническая альтернатива Сибири" (ОАС) не фарс, она пропагандируется и находит поддержку в местных кругах.

Ее цели отличны от задач мусульманских фундаменталистов. Но радикальная исламизации Поволжья вполне может перевести программу ОАС из области пропаганды в сферу практической реализации.

И обе упомянутые реальные угрозы территориальной целостности России, опять же, очень хорошо накладываются на российско-казахстанскую границу.

ИТОГ
Что делать России? Лучший способ лечения – предварительная профилактика болезни.

1. Исламскому радикализму нужно поставить надежный заслон, как минимум, на границах ОДКБ еще до наступления 2014 года. А в идеале – не пустить его даже в Узбекистан. Будем надеяться, что президент Каримов в ближайшие полгода все же осознает, кто настоящие, а кто мнимые друзья его страны?

2. Параллельно нужно усиливать профилактику и устранение любых форм национального и регионального сепаратизма, как можно меньше, при этом, используя карательные и запретительные методы. Просто нужно создавать условия, в которых сепаратизм станет постыдным и всеми порицаемым явлением. "Любовь по принуждению" достигнуть всегда быстрее и легче, но она хрупка и недолговечна, в отличие от "любви по взаимному согласию".
И начинать нужно не с национальных и региональных объектов, а с тех субъектов государственной власти, которым вменено осуществление
и контроль национальной и региональной политики державы. Трактовка попыток откупов и подкупов должна быть однозначной: "Не "нацкадр" покупает чиновников, а представитель местной исполнительной власти, полицейский, прокурор или судья продают себя и интересы государства". Оба преступники. Но преступление второго должно наказывать многократно сильнее и жестче, чем преступление первого в назидание коллегам.

В любом случае, проблема восстановления влияния России в Средней Азии назрела давно. Как в интересах безопасности РФ, так и в интересах обеспечения защиты от исламского радикализма стран-участниц ОДКБ и Узбекистана – хочет последний того или нет. Безопасное предполье усиливает и переднюю линию обороны.

К сожалению, сегодня в стране не видно второго "Белого генерала" М.Д.Скобелева. Равно как и отсутствует даже подобие известного трио "Сухов-Верещагин-Саид" из к/ф "Белое солнце пустыни".
Разрозненно все трое есть, а в команде, чтобы победить современного Абдуллу и заставить бежать без оглядки его сообщника Джавдета – нет.

Тем не менее, хочу верить, что все приведенные в статье факты и их обстоятельства в полной мере известны представителям ОДКБ, российских и казахских силовых, внешнеполитических и других заинтересованных ведомств.

Также, надеюсь, что активная и плодотворная работа в направлении предотвращения расширения исламского фундаментализма на территорию Средней Азии и России ими уже ведется.
То, что она должна была быть выполнена еще вчера, а сегодня Россия в очередной раз оказывается в роли догоняющего, конечно объективный факт. Но, надеюсь, что проблема все же преодолима, а идущий осилит дорогу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →