February 28th, 2012

Об «Иранском Атоме» и специалистах

Работа инспекции МАГАТЭ по ядерной программе Ирана все больше обретает схожесть с работой миссии ЛАГ в Сирии. Западу крайне необходим максимальный «негатив». Но специалист тем и отличается от «шоумена», что дорожит своей заработанной годами честной работы репутацией, чтобы разом не утерять ее за «нужные заказчику», но непрофессиональные и неправдивые выводы.

Ситуация вокруг инспекции МАГАТЭ по Ирану все больше напоминает ситуацию, когда недавний глава миссии ЛАГ в Сирии командир первой пехотной дивизией ВС Судана Мохаммед Ахмед Мостафа эд-Даби, явно настоящий офицер и человек чести, не захотел оформлять фальшивый отчет под диктовку катарских и саудовских «ястребов».

Всем известно, что анализ ядерной программы Тегерана возложен на МАГАТЭ. Но попробуйте начать рыть траншею на улице, сколько советчиков сбежится?

Вот одно из категоричных мнений о безапелляционной «атомной воинственности Ирана», не ожидая выводов инспекции МАГАТЭ.

Автор статьи Алексей Арбатов, действительный член Российской академии наук, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН в статье для московского "Военно-промышленный курьера" подводит итоги очередного «круглого стола» Клуба мировой экономики и мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ и Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), состоявшегося 1 февраля.

Ядерная программа Ирана
http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=78542
Главная мысль статьи:

«Война – это не погода, которую можно предсказывать с той или иной степенью вероятности, потому что погода мало зависит от людей, а война полностью зависит от поведения тех людей, которые принимают решения в разных странах и на разных уровнях. Поэтому я сразу начну с вывода или с ответа на основной поставленный вопрос и сформулирую его следующим образом: война в Персидском заливе обязательно будет, если Иран не выполнит пять резолюций Совета Безопасности ООН в ближайшие год, максимум полтора».

Вот так - виновен априори! А слово "презумция" для юриспруденции, а не для научных работников.

Не знаю, является ли автор специалистом в атомной энергетике, но выводы его в указанной сфере не менее категоричны;

«Учитывая то количество атомных станций, которое есть и предвидится у Ирана, развиваемый комплекс топливного цикла может быть объяснен только военными соображениями. Здесь говорили – японская опция. Да, Япония имеет предприятия ядерного топливного цикла, но у нее огромная атомная промышленность – 54 атомных реактора (на третьем месте в мире после США и Франции). Иран ничего такого не имеет и в обозримом будущем не будет иметь. У него есть только одна АЭС в Бушере и два исследовательских реактора. В Эраке строится реактор на тяжелой воде, который использует природный уран (причем нарабатывает повышенное количество плутония, тоже не имеющего мирного предназначения). Для того чтобы экономически оправдать затраты на предприятие по обогащению урана, Ирану нужно построить еще как минимум 10 АЭС, на что ушли бы десятилетия. Развивать ядерный топливный цикл, имея одну АЭС, – это с экономической точки зрения все равно, что строить нефтеперерабатывающий завод для одной бензоколонки. Далее, Иран создает военные баллистические ракеты все большей дальности, которые из-за низкой точности не имеют никакого смысла, если они не будут оснащены ядерными головными частями. Есть много других свидетельств о наличии военной ядерной программы Ирана, и об этом, наверное, здесь скажут».

То, что Иран может реально хотеть иметь 10 атомных блоков, но ему этого просто не дают на волне поднятого вокруг Тегерана ажиотажа, автор даже не предполагает. И странно, что автор "забыл" о многомесячной эпопее задержки поставки первой партии российского топлива для физического пуска АЭС "Бушер". И попытка создания собственного ядерного топлива (процес крайне технологично и ресурсно сложный, с которым, кстати, более технологичная и полностью обеспеченная собственными исходными материалами Украина уже 15 лет не может справиться) шаг для Ирана вынужденный, а не показной. Наложите на это проблемы с покупкой урана и увидите логику действий Тегерана, который не хочет остаться без топлива для своих реакторов из-за очередных санкций. Но автор этого то ли не видит, то ли не хочет видеть...

Понимая позицию и мнение предыдущего автора, передадим слово специалистам МАГАТЭ

Итак, каковы же реальные результаты последнего визита инспекторов МАГАТЭ в Тегеран? Сошлюсь на статью достаточно авторитетного сайта, специализирующегося на проблемах атомно-энергетического комплекса http://www.atominfo.ru

«Основные данные из доклада МАГАТЭ по ядерной программе Ирана»

"Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано подготовил очередной доклад по поводу осуществления гарантий в связи с ДНЯО в Исламской Республике Иран.
Текст доклада разослан во все страны, входящие в состав совета управляющих МАГАТЭ, и в другие заинтересованные государства. Его обсуждение включено в повестку дня мартовской сессии совета под пунктом 5(d).
Полный текст документа останется конфиденциальным до тех пор, пока совет управляющих не примет решения о снятии с него грифа. Электронное издание AtomInfo.Ru публикует основные данные, приведенные в докладе»


Полный текст:
http://www.atominfo.ru/news9/i0963.htm

Приведу лишь проблемные вопросы и заключительную часть:

1) Юкия Амано никак не охарактеризовал объект в Парчине. Иранская сторона настаивает на том, что это военный, но не ядерный объект, и доступ на него инспекторов МАГАТЭ не вытекает из международных обязательств Ирана.

2) Агентство провело верификацию данных по расходу материалов на эксперименты с конверсией, которые выполнялись с 1995 по 2002 годы в иранской лаборатории JHL. Данные, полученные МАГАТЭ, расходятся с иранскими декларациями - различие составляет 19,8 кг по природному урану.


Немного проясню, что значит реально такое количество «не найденного по учетным записям» природного урана. На разделительном заводе FEP в Натанзе из 55683 кг природного UF6 получено 4871 кг низкообогащённого (до 5%) гексафторида урана (выход 8%). Т.е. из 19,8 кг природного урана получится лишь 1,6 кг обогащенного. А при дальнейшем обогащении фторида урана по изотопу U-235 с 5% до 20% - выход составляет около 14%. Т.е. целых 224 грамма 20% урана из «документально не найденных» МАГАТЭ 19,8 кг. По данным инспекторов МАГАТЭ общее количество гексафторида урана с обогащением около 20%, полученного на площадках Натанз и Форду, составляет 105,2 кг.
Но для использования в военных целях необходимо дальнейшее обогащение урана по изотопу U-235 до 90% с выходом также до 14%. При этом, наличие оружейных урана и плутония пусть значимая, но лишь часть этапа создания ядерного оружия.

Заключение статьи
"Агентство подтверждает, что все продекларированные Ираном ядерные материалы и объекты используются в мирных целях. Вместе с тем, Иран не настолько сотрудничает с агентством, чтобы МАГАТЭ могло бы сделать вывод об отсутствии в этой стране тайной ядерной деятельности.

У МАГАТЭ сохраняется серьёзная обеспокоенность в связи с возможными военными направлениями в ядерной программе Ирана. Доступ инспекторам на объект в Парчине не был предоставлен, соглашение по подходу к разъяснению остающихся вопросов не достигнуто".


Кто здесь прав, и что реально тревожно в ядерной программе Ирана решать читателям самостоятельно. Не хочу изображать из себя более компетентного специалиста, нежели инспектор МАГАТЭ или член РАН, не состоя в этих организациях.